История МХК
Наша цель — сэкономить ваше время,
избавить от трудоемкого поиска информации

Литература второй мировой войны

Приоритеты для многих писателей были определены еще до начала военных действий 2-й мировой войны. Кто-то скатился до консерватизма (Д. Дос Пассос) и поддержки фашизма (Э. Паунд, Г. Йост). Кто-то сказал фашизму решительное: "Нет!", и сражался в интернациональных бригадах против фашизма в Испании (Ф. Гарсия Лорка, Р. Альберти, А. Мачадо, М. Унамуно, Э. Вайнерт, В. Бредель, Ф. Вольф, Э. Хемингуей и др.).

В годы 2-й мировой войны большинство писателей Германии, Франции, Англии, Испании, США честно выполняли свой долг: они сражались в рядах действующей армии, участвовали в движении Сопротивления, писали антифашистские листовки, статьи, очерки, повести, рассказы, романы, стихи, пьесы, освещали подвиги патриотов, рассказывали о героической борьбе советского народа. Л. Арагон, Э. Триоле, П. Элюар стали активными участниками французского Сопротивления. Вместе с ними принимали участие литераторы, далекие от социалистической идеологии, — М. Дрюон, Ж. П. Сартр, А. Камю и др. Во французской литературе появилась тема героической вооруженной борьбы народа, доброй воли всех людей против общего врага — фашизма. Появился новый герой — человек, нашедший свое место в антифашистском строю.

Немецкие писатели находились в эмиграции, создали ряд значительных произведений, в которых преобладала антифашистская тематика: "Седьмой крест" А. Зегерс, "Братья Лаутензак" Л. Фейхтвангера, стихи И. Бехера, Э. Вайнера, романы В. Бределя "Испытание", "Родные и знакомые". Немецкие писатели, находившиеся в СССР, Э. Вайнерт, Ф. Вольф, В. Бредель вели работу среди немецких военнопленных, выступали по радио на фронте, писали листовки, статьи. Б. Брехт написал пьесу о бессмертном Швейке "Швейк во 2-й мировой войне" (1943—1944). Швейку удается выбраться даже из Гестапо, под Сталинградом он встречается с Гитлером и говорит: "...нет, не стоит стрелять в тебя, клятого гада, утопить тебя в пакостном нужнике надо!"

Не остались в стороне и английские писатели. Г. Уэльс пишет роман "Необходима осторожность" (1941), в котором сатирически высмеивается английское мещанство, покровительствующее фашизму, сочувственно отзывается о рабочем движении. Б. Шоу в "Политическом справочнике для всех" (1944) выражает твердое убеждение в победе демократических сил над фашизмом. Патриотическая борьба греческого народа, английских летчиков и солдат выразительно показана в романах Д. Олдриджа "Дело чести" (1942), и "Морской орел" (1944). О сопротивлении и борьбе с фашизмом писали и многие другие писатели.

Франция, Бельгия, Голландия, Дания, Чехословакия и другие европейские государства были захвачены немецко-фашистскими войсками. В условиях террора и произвола зарубежные литераторы продолжали выполнять свой гражданский и патриотический долг. В фашистском застенке писал "Репортаж с петлей на шее" Ю. Фучик. В самолете над Германией погиб норвежский писатель Н. Григ. Американский летчик и писатель Антуан де Сент-Экзюпери.

Многие американские писатели словом и делом принимали участие в войне. Э. Хемингуэй в качестве военного корреспондента принимал участие в высадке англо-американских войск в Нормандии. Произведения об антифашистской борьбе писал Д. Стейнбек ("Луна зашла", 1942, "Бомбы вниз", 1942). С решительным осуждением фашистской агрессии выступил Т. Драйзер. Антифашистские произведения создали Э. Синклер, Л. Хеллман, М. Голд. Э. Колдуэл в годы войны был корреспондентом в СССР и на основании увиденного создал книги о героическом сопротивлении советских людей фашистским захватчикам "На дороге к Смоленску" (1942), "Москва под огнем" (1942).

Остановимся чуть подробнее на творчестве некоторых писателей. Видным деятелем французского Сопротивления был Луи Арагон (1897—1982). Он родился в Париже, окончил там лицей, учился на медицинском факультете Сорбонны, в порядке военной мобилизации со студенческой скамьи был взят на фронт. Война 1914—1918 гг. стала первой школой жизни. Стихийное бунтарство молодого Арагона, разочарованного в традиционной буржуазной культуре, сблизило его с дадаизмом, затем сюрреализмом. Вместе с А. Бретом он стал одним из лидеров сюрреалистов и руководителей журнала "Литература". Первые его сборники "Фейерверк" (1920), "Вечное движение" (1924) и др. принесли ему громкую славу. В конце 20-х годов он увлекся марксизмом, в 1927 г. вступил в компартию, участвовал в борьбе за создание "Народного фронта". В 1930 г. впервые посетил СССР в качестве делегата международной конференции революционных писателей.

В 1928 г. в Париже познакомился с Маяковским, чье творчество он ценил.

Впечатления от поездки по СССР выразил в поэме "Ура, Урал" (1934). В 1934 г. он был на I Всесоюзном съезде советских писателей.

В 30-е гг. создал цикл "Реальный мир": романы "Базельские колокола" (1934), "Богатые кварталы" (1936), "Пассажиры империала" (1940).

В начале 2-й мировой войны Арагон находился на фронте в санитарной части танковой дивизии. Годы оккупации провел на юге Франции и был одним из самых деятельных участников движения Сопротивления. Его произведения печатались в нелегальной антифашистской печати. В своих очерках, новеллах и стихах он обличал кровавые преступления фашизма. Возносил национальных героев, гневно презирал предателей. В годы войны были написаны сборники стихов "Нож в сердце" (1941), "Падение и величие французов" (1945), "Французская заря" (1945). Вот "Баллада о том, кто пел на месте казни" Луи Арагона.

И был бы выбор иной,
Путь все тот же бы выбрал я..."
Чей-то голос взлетел над тюрьмой,
О грядущих днях говоря.

В одиночке его в ту ночь
Били двое. И каждый шептал:
"Сдайся... сдайся... Сомнения прочь.
Ты от этой жизни устал.

Жить ты мог бы, как я и он,
Мог бы, мог бы ты жизнь сохранить.
Только слово — и ты спасен,
На коленях ты мог бы жить".

"И был бы выбор иной,
Путь все тот же бы выбрал я..."
Чей-то голос взлетел над тюрьмой,
О грядущих днях говоря.

Только слово — и эту дверь
Ты откроешь словом одним,
И не нужен палач теперь,
И конец страданьям твоим.

Только слово, чтоб жить потом.
Только слово... Одна только ложь.
Помни, помни, помни о том,
Как утренний свет хорош".

"И был бы выбор иной,
Путь все тот же бы выбрал я..."
Чей-то голос взлетел над тюрьмой,
О грядущих днях говоря.

То, что мог, я высказал все,
И невольно здесь повторишь:
Коня за царство мое,
Обедню за мой Париж.

Но был бы выбор иной
Этот путь от избрал бы тогда?
И голос, взлетев над тюрьмой,
Отвечает бестрепетно: "Да!"

"Я умру, но Франция жить
Будет вечно. Любовь нельзя
И верность нельзя истребить,
И узнают о них друзья".

И вот приходят за ним.
Немецкая речь звучит
"Покорись", — переводит один.
Но спокойно он вновь говорит:

"И был бы выбор иной,
Путь все тот же выбрал бы я..."
Пусть звучит за тюремной стеной
Эта песня грядущего дня.

Он, стоя под пулями, пел:
"Окровавленный поднят стяг".
Вторично берут на прицел —
Прикончил поющего враг.

И другая песнь поднялась,
Французский напев другой —
Марсельеза оборвалась,
Чтоб воспрянул весь род людской.

А вот стихи Поля Элюара:

Дебет и кредит врага

Вопли Хайль учиняют расправу над достоинством нашим
Сапоги учиняют расправу над улицей наших прогулок
Дураки учиняют расправу над нашей мечтою
Подлецы учиняют расправу над нашей свободой
Над детьми учиняет расправу голод
Смотри же мой брат как над братом твоим учиняют расправу
Смотри как свинец учиняет расправу над самым прекрасным лицом
Как ненависть учиняет расправу над нашим страданием
И к нам возвращаются силы
Мы расправу над злом учиним.
       Перевод М. Ваксмахера

Движение Сопротивления объединило самых разных писателей от реалистов до авангардистов. Рядом с другими борцами Сопротивления был и поэт-католик Лоис Массон. Вот его "Молитва за русских":

Всевышний, древняя Волга, распятая на кресте,
сбрасывает с себя чешую земных богов...
Всевышний, вот люди степей, и вот москвичи,
И те, что с Невы, над своею рекой, объятой огнем.
Вот дети великого Дона выходят из вод,
неся пурпурную смерть в руках.
Будь милостив к братьям моим в огненных одеждах,
Будь милостив к пробитым гвоздями ногам
И рукам Ленинграда, горящим, как факелы.

Активную антифашистскую пропаганду вел крупнейший немецкий поэт XX в., прозаик и драматург, философ и теоретик литературы, страстный публицист Иоганес Роберт Бехер (1891—1958). Бехер родился в Мюнхене в семье прокурора. Он рано порвал с семьей и сделался поэтом-бунтарем, он примыкал к левому крылу экспрессионистов. В годы 1-й мировой войны он выступал против милитаризма, против истребляющей войны. В 1917 г. он стал членом группы "Спартак", потом членом компартии, выпустил сборник стихов, посвященный "Р. Люксембург, К. Либкнехту и революционному пролетариату". Поверил в революцию в СССР, переводил В. Маяковского, Д. Бедного. За острые обличительные произведения в адрес президента Германии ("Труп на троне", 1925) и промышленников ("Банкир едет по полю битвы") Бехер был арестован. Благодаря энергичному протесту общественного мнения он был освобожден.

В 1933 г. по указанию партии Бехер эмигрировал, жил в Австрии, Швейцарии, Чехословакии, Франции, с 1935 г. до окончания войны в СССР.

В годы войны Бехер создает много стихов на военную ("Священная война", "Зимняя битва"/"Битва за Москву"/ и др.) и антифашистскую тему. Вот его "Баллада о троих":

Эсэсовец взревел: "Зарыть жида!"
Ему ответил русский: "Никогда!"
В могилу он поставлен был тогда.
Еврей сказал упрямо: "Никогда!"
Палач воскликнул: "Вместе их туда!"
Из строя немец крикнул: "Никогда!"
"Ты к тем двоим заторопился, да ?!
Всех трех зарыть, чтоб не было следа!"
И немец немцем был зарыт тогда...

Не менее разоблачающие стихи выходили из-под пера Бертольта Брехта:

Песня немецкой матери

Мой сын, я коричневую рубашку
Подарила тебе и пару сапог.
Кабы знала я все, что знаю теперь,
Я б повесилась, видит бог.

Мой сын, я слыхала твой возглас "хайль",
Резкий гортанный крик.
Я не знала, что у кричащего так
Должен отсохнуть язык.

Мой сын, ты ответил, что раса героев
Мир очистит огнем и мечем.
Я не знала, не думала, не понимала,
Что ты у них был палачом.

Мой сын, я видела — за Гитлером следом
Ты шагал, послушный солдат,
Я не знала, что тот, кто шагает за ним,
Никогда не придет назад.

Мой сын, ты твердил мне о новой стране:
Не узнать, мол, Германию в ней!
Я не знала, что станет Германия грудой
Золы и кровавых камней.

Носил ты коричневую рубашку
И был мне дорог и мил.
Я не знала того, что знаю теперь:
Это твой саван был.

До конца жизни сочетал литературную деятельность и профессию летчика Антуан де Сент-Экзюпери (1900—1944). Он писал о смелых людях и сам был таким человеком и погиб, сражаясь с фашистскими оккупантами.

Повести Экзюпери "Ночной полет" (1931), "Планета людей" (1939), "Военный летчик" (1942) и др. проникнуты жизнеутверждающей верой в человека. Он прославляет труд, подвиг, мужскую дружбу, товарищество летчиков.

В апреле-мае 1935 г. в качестве корреспондента газеты "Пари-суар" Экзюпери находился в Москве и написал серию репортажей, в которых изложил свои впечатления о Стране Советов.

В военные годы он написал философскую сказку "Маленький принц" (1943). Она резко отличается по своему художественному воплощению от предыдущих работ писателя, но объединяет их гуманистическое отношение к жизни и к людям.

Прощай, — сказал Лис. — Вот мой секрет, он очень прост: зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь.
Самого главного глазами не увидишь, — повторил Маленький принц, чтобы лучше запомнить.
Твоя роза так дорога тебе потому, что ты отдал ей душу.
Потому что я отдал ей всю душу... — повторил Маленький принц, чтобы лучше запомнить.
Люди забыли эту истину, — сказал Лис, — но ты не забывай: ты навсегда в ответе за тех, кого приручил. Ты в ответе за свою розу.
Я в ответе за мою розу... — повторил Маленький принц, чтобы лучше запомнить.

Как лаконично и глубоко! В эссе "Надо придать смысл человеческой жизни" Экзюпери писал: "Неужели вы не понимаете, что где-то мы сбились с пути? Человеческий муравейник стал богаче, чем прежде, у нас больше всяких благ и досуга, и все же нам не хватает чего-то существенного, чему трудно подыскать определение". Нам не хватает духовности, человечности, умения обогреть талант, а не признать его лишь после смерти, любить родину такой, какая она есть.

Дата создания: 01 мая 2017