История МХК
Наша цель — сэкономить ваше время,
избавить от трудоемкого поиска информации

Советская литература Великой Отечественной войны

Летом 1941 г. в пылающем Минске сгорела рукопись книги новых стихов Максима Танка. В ленинградской типографии во время фашистской бомбардировки погиб тираж книги грузинского поэта Георгия Леонидзе. Началась война, в которой книги сражались как бойцы, в которой писатели стали солдатами. Творческое вдохновение стало оружием, защищающим дух.

В первые дни войны появилась эмблема Великой Отечественной войны, боевой гимн тружеников фронта и тыла — стихотворение Лебедева-Кумача "Священная война":

Вставай, страна огромная,
Вставай на смертный бой
С фашистской силой темною
С проклятою ордой.

Пусть ярость благородная
Вскипает, как волна.
Идет война народная,
Священная война!

Дадим отпор душителям
Всех пламенных идей,
Насильникам, грабителям,
Мучителям людей!

Не смеют крылья черные
Над Родиной летать,
Поля ее просторные
Не смеет враг топтать!

Гнилой фашистской нечисти
Загоним пулю в лоб,
Отродью человечества
Сколотим крепкий гроб!

Пойдем ломить всей силою,
Всем сердцем, всей душой
За землю нашу милую,
За наш союз большой!

Встает страна огромная,
Встает на смертный бой
С фашистской силой темною,
С проклятою ордой.

Фронту нужны были "духовные боеприпасы", людей нужно было воодушевлять, укреплять веру в победу. Здесь пригодились пропагандистские и публицистические навыки, которые помогли литераторам оперативно откликаться на быстро меняющуюся обстановку. Многие советские писатели отправились на фронт в качестве военных корреспондентов центральных газет, радио, Совинформбюро (К. Симонов, А. Твардовский, Б. Горбатов, Б. Полевой, В. Гроссман, М. Шолохов, А. Сурков, С. Михалков, А. Гайдар, Н. Тихонов, Вс. Вишневский), многие в качестве солдат ( П. Тычина, П. Антокольский, М. Рыльский и многие другие). Одна третья Союза писателей СССР в первые дни войны вступила в армию добровольцами.

Много молодых поэтов погибло на войне, среди них Николай Майоров, Георгий Суворов, Николай Овсянников, Павел Коган, Борис Костров и многие другие. Вот стихотворение Владислава Занадворова (1914—1942):

Война

Ты не знаешь, мой сын, что такое война!
Это вовсе не дымное поле сраженья,
Это даже не смерть и отвага. Она
В каждой капле находит свое выраженье.
Это — изо дня в день лишь блиндажный песок
Да слепящие вспышки ночного обстрела;
Это — боль головная, что ломит висок;
Это — юность моя, что в окопах истлела;
Это— грязных, разбитых дорог колеи;
Бесприютные звезды окопных ночевок;
Это— кровью омытые письма мои,
Что написаны криво на ложе винтовок;
Это — в жизни короткой последний рассвет
Над изрытой землей. И лишь как завершенье —
Под разрывы снарядов, при вспышке гранат —
Беззаветная гибель на поле сраженья.
         1942

Погиб на войне замечательный татарский поэт Муса Джалиль (1906—1944), посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза. До войны он возглавлял союз писателей Татарии, руководил литературной частью Татарского государственного театра оперы и балета, который носит теперь его имя (писал либретто для опер).

Добровольцем он ушел на фронт и работал в армейской газете на Волховском фронте. Выходя из окружения, он был тяжело ранен, попал в плен. В немецком концлагере Джалиль создал антифашистскую организацию, которая вела пропаганду среди пленных и готовила восстание. Но накануне восстания Джалиля выдали, его перевели в берлинскую тюрьму Моабит и приговорили к смерти. Твердость духа помогла продолжать борьбу словом. В наручниках и ножных кандалах, исхудавший, избитый, Джалиль кашлял кровью и писал стихи непослушными пальцами: "Быть героем — нет выше удела! Быть рабом — нет позора черней!" или потрясающее своей правдоподобностью "Варварство".

Песня меня научила свободе,
Песня борцом умереть мне велит.
Жизнь моя песней звенела в народе,
Смерть моя песней борьбы прозвучит.

Его песня победила смерть, часть "Маобитской тетради" — свидетельство высоты человеческого духа — была сохранена товарищами по заключению, издана, потом переиздана много раз, переведена на многие языки мира.

Печатались в газетах и звучали по радио стихи Н. Н. Асеева, М. В. Исаковского, О. Ф. Бергольц, А. А. Суркова, публицистические статьи А. Н. Толстого, А. А. Фадеева, М. А. Шолохова и др.

В блокадном Ленинграде раздавался по радио голос Ольги Бергольц:

Разговор с соседкой

Дарья Власьевна, соседка по квартире,
сядем побеседуем вдвоем.
Знаешь, будем говорить о мире,
о желанном мире, о своем.

Вот мы прожили почти полгода,
полтораста суток длится бой.
Тяжелы страдания народа:
наши, Дарья Власьевна с тобой.

О, ночное воющее небо,
дрожь земли, обвал невдалеке,
бедный ленинградский ломтик хлеба —
он почти не весит на руке...

Для того чтоб жить в кольце блокады,
ежедневно смертный слышать свист, —
сколько силы нам, соседка, надо,
сколько ненависти и любви...

Столько, что минутами в смятенье
ты сама себя не узнаешь —
"Вынесу ли? Хватит ли терпенья?"
"Вынесешь, дотерпишь, доживешь".

Дарья Власьевна, еще немного,
день придет — над нашей головой
пролетит последняя тревога
и последний прозвучит отбой...
       5 декабря 1941

С 27 июня в Москве, а затем и в других городах вывешивались "Окна ТАСС" — агитационно-политические плакаты, чтобы население знало обстановку на фронте и в тылу страны. В их создании активное участие принимали поэты А. А. Адуев, Д. Бедный, С. И. Кирсанов, А. А. Жаров и др. Плакат "Немцы горюют: русские не по правилам воюют!" сопровождался такими стихами Д. Бедного:

Геббельс хочет скрыть тревогу:
Русским ставит он в вину,
Что они ведет, ей-богу,
Не по правилам войну!
Что сказать бойцам советским?
"Бьем мы гадов, не таим,
Не по правилам немецким,
А по правилам своим!

Вот подпись к плакату С. Маршака:

— Мой генерал, в стекло бинокля
Вы посмотрите: фронт далек ли?
— Настолько близок он, увы,
Что я уже без головы!..
       1944

В газетах появились такие произведения, как "Наука ненависти" М. Шолохова, "Народ бессмертен" В. Гроссмана, "Фронт" А. Корнейчука, "Василий Теркин" А. Т. Твадовского. Публицистические рассказы иногда превращались в целые циклы: "Рассказы Ивана Сударева" А. Н. Толстого и др. В литературе военного времени слова "Россия", "русский" начали свою вторую жизнь, это говорило о росте самосознания ("Мы — русские" Вс. Вишневского, "Слава России" Л. Леонова, "Россия" А. Прокофьева, "Русские люди" К. Симонова и др.).

Проблемам мужания солдата в боях посвящали писатели крупные произведения (А. А. Бек. Повесть "Волоколамское шоссе", 1943—1944). Подвигам советских людей на фронтах войны и в тылу врага были посвящены романы М. Шолохова "Они сражались за Родину" и А. Фадеева "Молодая гвардия". Широкую известность в дни войны получили произведения писателей союзных республик: "Священная кровь" Айбека, "Царь пал" С. Зорьяна и др.

Важное значение в годы войны приобрела поэзия. Особой популярностью пользовались песни, в тылу и на фронте, распространились произведения сатиры ( сказки-притчи, эпиграммы) С. Я. Маршака, С. В. Михалкова, Д. Бедного. Вот сказка-притча С. Маршака:

О том, как Гитлер прошлогодний
увидел Гитлера сегодня

Гордый Гитлер Прошлогодний
Смотрит с пыльного холста,
Неожиданно сегодня
Он раскрыл свои уста.
Гитлер Гитлера спроси:
"Где ты обувь износил?
Где порвал ты свой мундир,
Истрепал его до дыр?
Ты сумел занять Париж —
Что ж Москву не покоришь?
Отчего не взял реванш —
Не шагнул через Ла-Манш?
Ты ж недавно говорил,
Что Европу покорил.
Вспомни Гитлер: на трибуне
Обещал ты блиц-войну,
Бросив армию в июне
На Советскую страну!"
Погляди на свой портрет,
Гитлер Гитлеру в ответ:
"Либер готт, всего лишь год,
Как пустился я в поход.
Да погода вся не та —
То мороз, то духота.
Дождь стальной, свинцовый град —
Не война, а сущий ад.
А на псарне у меня
Целый день идет грызня:
На моих косится финн,
А на Венгрию — румын.
А Румыния венгерцу —
Тоже будто не по сердцу."
Гитлер Гитлеру всерьез
Задает такой вопрос:
"Что же делать нам герой,
Если будет фронт второй?"
Глянул Гитлер исподлобья
На зловещий горизонт
И велел свое подобье
В тыл отправить на ремонт.

А вот стихотворение С. Михалкова:

Мы стали крепче

Мы стали крепче и взрослей,
К самим себе честней и строже
И на обстрелянных людей
Не только выправкой похожи.

Мы научились понимать
События не так, как прежде.
Мы видели седую мать,
Суровую в своей надежде.

Мы брали на руки сирот
В сожженном немцами селенье,
И слово русское "вперед"
Нас поднимало в наступленье.

За год войны мы стали злей,
Верней к друзьям, нежнее к женам,
На много верст, на много дней
От нас войною отдаленным.

Быть может, потому сейчас
Сердцами ненависть владеет,
Немеет враг при виде нас,
При встречах с нами холодеет.
       1942

Наряду с этим большой успех имели лирические стихи К. Симонова, С. Щипачева, М. Алигер, А. Ахматовой.

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди,
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет...
       1941
       К. Симонов

Развитие получила и эпическая поэма. В годы войны появилась поэма "Киров с нами" Н. С. Тихонова, "Зоя" М. И. Алигер, "Ленинградская поэма" О. Ф. Бергольц, "Пулковский меридиан" В. Инбер и др.

В годы войны громко звучали патриотические строки Пушкина, Лермонтова, Есенина, Блока, Руставели, Шевченко. Затянувшийся "спор во круг классиков" был закончен. Классики встали в боевой строй.

В годы войны резко возрос спрос на историческую литературу. Появились крупные романы: "Багратион" С. Н. Горбатова, "Порт-Артур" А. Н. Степанова, "Емельян Пугачев" В. Я. Шишкова и др.

Для мобилизации армии и народа на борьбу с агрессором, разоблачения его пропаганды, деморализации врага широко использовались листовки. Они издавались ЦК ВКП (б), политическими органами фронтов, армий и дивизий. В зависимости от конкретных военно-политических условий листовки содержали призывы мужественно и умело действовать в бою, нередко адресовались воинам определенного рода войск, рассказывали о героических подвигах солдат и офицеров, содержали благодарности Верховного Главнокомандующего и командования объединений и соединений и др. Листовки "Герои Советского Союза", "Вести с Советской Родины" Для партизан и населения временно оккупированных районов выпускались большими тиражами. Много листовок с рассказами о героическом труде, о передовиках выпускалось и для тружеников тыла.

Солдатский фольклор

Особым разделом литературы является солдатский фольклор. Чаще всего это были песни. С начала войны их писали профессиональные авторы, поэтому они носили общий декларативный характер и, как правило, быстро забывались. Потом песни стали рождаться в солдатской среде. В них появились конкретные события и конкретные действующие лица. Это были походные марши, частушки, песни о любимых, о родине, о командирах, о героях, об удачных боевых операциях и т. д. Часто к старым мелодиям придумывались новые слова. Песни последнего года войны отличаются горделиво-восторженным тоном, идущим от сознания блестящих боевых успехов. Вот подборка солдатских сатирических припевок, созданная в дни успешных боев в Крыму. Автор текста — поэт-фронтовик А. Рохович. Опубликовано в газете Четвертого Украинского фронта "Сталинское знамя" от 12 апреля 1944 г.

Крымские частушки

Наступать неудержимо —
Самый первый наш закон.
Над землей родного Крыма
Взвейся алый шелк знамен!

Перекопан Перекоп —
Немец рыл сверх силы,
Только вырыл не окоп,
А себе могилу.

Строил дзот — высчитывал,
Долго жить рассчитывал,
А ударил наш расчет —
Ясен немца стал просчет.

Перешеек весь в траншеях —
Много немец накопал.
Дали мы ему по шее —
Перешеек нашим стал.

Смотрит немец — что такое?
Мчатся танки из Джанкоя!
Радость, фриц, напрасная —
Это танки красные!

После керченской селедки
У фашистов сухо в глотке.
В Черном море воды много —
Лишь на дно ведет дорога!

Платим мы врагу сполна,
Бьем атакой дружною.
Здравствуй, крымская весна,
Здравствуй, солнце южное!

В газете Отдельной Приморской армии "Вперед за родину" от 13 августа 1944 г. в отделе сатиры и юмора "Прямой наводкой" были опубликованы стихи старшины А. Малина:

Без пяти минут

Он шар земной задумал слопать,
Пошел в поход и там и тут,
Назвался фюрером Европы,
Но.... только без пяти минут.

В Россию вторгся он с фасоном,
Держа в руках петлю и кнут.
Назвался он Наполеоном,
Но... только без пяти минут.

В Москве он думал пообедать,
А нынче выброшен за Прут.
Скулит, что близок был к победе,
Но помешали пять минут.

В смятенье узкой лоб морщиня,
Он свой предчувствует конец.
Не долго жить ему в Берлине —
Он без пяти минут мертвец.

Тексты песен публиковались в многотиражных фронтовых газетах, распространялись устно, поднимая боевой дух солдат. На фронте бывали и праздники, исполнялись застольные песни. Вот одна из них, написанная к Дню Красной Армии старшим лейтенантом И. Травиным, опубликованная в газете 10-й армии Западного фронта "Бей врага" от 23 февраля 1944 г.:

Тост (могла исполняться на мелодию "Варяга")

Звени наша песня, над громом войны,
Наполнись заздравная чаша!
Солдаты России, Отчизны сыны,
Мы выпьем за родину нашу!

Армейская слава — удача в бою.
Победу в огне добывая,
За счастье, за радость, за гордость свою —
За партию тост подымаем!

Родным генералам приветствия шлем,
Поем о своих командирах,
Пусть орден Победы алмазным огнем
Горит на их славных мундирах!

Отважных семья нам близка и родна,
С ней легче несешь свою службу.
Обнимем друг друга и выпьем до дна
За нашу солдатскую службу!

И край, самый милый из множества мест,
Припомним и нежное имя.
Поднимем стаканы за жен и невест,
Мы верим, что свидимся с ними!

Фашистские трупы чернеют в снегу,
Ракеты висят над рекою.
Так выпьем за город на том берегу,
За радость грядущего боя!

Услышим, как пушки московские бьют!
Налей же себе и соседу,
Полнее стакан — за великий салют,
За встречу на пире Победы!
Дата создания: 01 мая 2017