История МХК
Наша цель — сэкономить ваше время,
избавить от трудоемкого поиска информации

Советская музыка Великой Отечественной войны

Музыка и музыкальная жизнь была подчинена военному времени. В первые дни войны была написана песня — музыкальная эмблема Великой Отечественной войны "Священная война", музыку к стихам В. И. Лебедева-Кумача написал композитор А. В. Александров. Эта песня начала свой путь в один из июньских дней 1945 г. на площади Белорусского вокзала в Москве, когда эшелоны с бойцами готовились к отправке на фронт. Ее исполнял Краснознаменный ансамбль Красной Армии под управлением А. Александрова — автора песни. Сын композитора Б. Александров, будущий руководитель этого ансамбля, вспоминал: "Вокзал был заполнен бойцами, в походном снаряжении они сидели на скамейках, сундуках, чемоданах... У каждого была своя дума... Но вот первые такты песни. Весь вокзал словно замер. Я стоял рядом с хором и видел, как слушали, буквально впитывая в себя звуки. И вдруг встает один, другой, третий... Все! А потом тишина. Пауза какой-то неслышной тишины — и шквал. Требовали: "Еще!" Исполнили еще раз, потом третий, четвертый".

Песня быстрее всех других музыкальных жанров вошла в будни войны, стала частью жизни фронта и тыла. Она вливала силы в уставших бойцов, вдохновляла в бою. Она помогла с достоинством принять неизбежную смерть. Не случайно певец А. И. Окаемов, идя на казнь в немецком плену, запел "Орленка" В. А. Белого. В минуты краткого отдыха звучали лирические песни "В землянке" К. Я. Листова и А. А. Суркова, "Темная ночь" Н. В. Богословского и В. И. Агатова, "В лесу прифронтовом" М. И. Блантера и М. В. Исаковского, "Вечер на рейде" В. Р. Соловьего-Седого и А. Д. Чуркина. Песня как бы сокращала расстояния, приближала родных и близких, в песне солдат выражал свое чувство к любимой, веру в ее любовь. "Мне в холодной землянке тепло от твоей негасимой любви" — как много значили эти простые слова в суровые военные дни.

Славную судьбу имели некоторые песни. Песня "Шумел сурово Брянский лес" была создана композитором С. А. Кацем на стихи А. В. Софронова по просьбе брянских партизан. Вскоре ее запела вся страна. В послевоенные дни эта песня звучала в Брянске на площади Партизан у Памятника вечной славы павшим в боях за освобождение Брянска и Вечного огня. Почти легендарную популярность обрела "Катюша". Написанная еще в мирное время, она в годы войны пелась повсюду, на ее мелодию подбирались самые разные стихи. После войны "Катюша" стала своего рода паролем дружбы. Ее знали во многих странах и пели на разных языках. Когда ее автор — композитор Блантер — приехал в Италию, местные газеты писали, что в страну приехал синьор "Катюша".

"Ой, туманы мои, растуманы" В. Г. Захарова и Исаковского в стиле протяжных русских песен, юмористические "Вася-Василек" А. Г. Новикова и С. Я. Алымова, "На солнечной поляночке" Соловьева-Седого и А. И. Фатьянова, их же задумчиво-лирические "Соловьи" — сколько их было фронтовых песен, верных солдатских друзей!

Война вошла не только в песню, но и в симфонию. В блокадном Ленинграде, когда Шостакович дежурил в группе дружинников противовоздушной обороны, защищающей здание консерватории, появилась7-я симфония, названная "Ленинградской". Это произведение о войне, о стойкости и беспримерном мужестве советских людей, об их нерушимой вере в победу. В первой части Шостакович дал беспощадный портрет фашизма: тупая механическая тема марша стала символом его бесчеловечности.

В 1943 г. Шостакович пишет 8-ю симфонию. В ней переданы трагедия войны с ее страданиями и миллионными жертвами, вера в победу советского народа. "Симфония величия человеческого духа и о родной земле" — так охарактеризовал содержание своей 5-й симфонии С. С. Прокофьев. Отблеск войны несет на себе его 6-я симфония.

В годы войны были написаны 22-я, 23-я, 24-я симфонии Н. Я. Мясковского, 2-я симфония Арама Хачатуряна ("Симфония с колоколом"), симфонии В. И. Мурадели, Т. Н. Хренникова, Г. Н. Попова и других мастеров советского музыкального искусства.

Не было практически ни одного жанра, в которых так или иначе не отразились бы переживания или события военных лет. Оратория Ю. А. Шапорина "Сказание о битве за русскую землю" вдохновлена героической сталинградской эпопеей. Обороне Ленинграда, героизму и несгибаемой стойкости его защитников посвящена кантата Мясковского "Киров с нами" на стихи Н. С. Тихонова. Героическому прошлому посвятил свою оперу-эпопею "Война и мир" по роману Л. Толстого Сергей Прокофьев, М. В. Коваль — оперу "Емельян Пугачев".

В военные годы советская музыка обогащается и сочинениями, утверждающими добро, красоту, глубину любви (балеты "Золушка" Прокофьева, "Гаяне" Хачатуряна).

Многие музыканты сражались с врагом в рядах Советской Армии. Оставшиеся в тылу отдавали фронту свой талант и свое искусство. 474 тыс. концертов дали артисты эстрады и музыканты на передовых позициях действующей армии. Свыше 500 раз пела К. И. Шульженко перед воинами Ленинградского фронта в первый год войны. Под вражескими пулями звучали арии из опер, песни, произведения камерной и симфонической музыки. Самые известные исполнители — певица В. В. Барсова, певец М. Д. Михайлов, скрипач Д. Ф. Ойстрах, пианисты Э. Г. Гилельс и Я. В. Флиер, камерные ансамбли музыкантов участвовали во фронтовых бригадах. Артисты понимали ответственность своей миссии. В холодные дни, в суровых условиях фронта они выступали в концертных костюмах, в лучшей артистической форме, стремясь хоть на короткое время создать для солдат атмосферу праздника. "Прямо на снегу стоит Лидия Русланова. На ней яркий сарафан. На голове цветной платок... На шее бусы. Она поет. Звуки чистого и сильного голоса смешиваются с взрывами и свистом вражеских пуль, летящих через голову", — так в рассказе В. Катаева оживает один из концертов эстрадной певицы, состоявшийся за 15 минут до атаки. Лидию Русланову называли "Гвардии народная артистка" не только потому, что она делила фронтовой быт с мужем генералом-лейтенантом Героем Советского Союза В. В. Крюковым, но и потому, что много выступала перед солдатами на передовой.

Говорят, я некрасива —
Знаю, не красавица.
Но не все красивых любят,
А кому, что нравится.

Русланова была всегда центром программы, ее просили исполнять неоднократно полюбившиеся песни.

"Она запела песню о Волге, и словно исчезла опушка возле лесного аэродрома, и кажется, что я не на войне, а на родной Волге... Отчего-то руслановская песня напомнила натруженные руки отца, а облик певицы — мать..." — из письма бывшего гвардии старшины, шофера Алексея Власова.

Русланова любила шутку.

Звучит патефон. Бойцы слушают пластинку Руслановой. А тут как раз живая Русланова, приехавшая выступать в эту часть. Она любила незаметно, без лишнего шума подойти к красноармейцам, потеряться в массе, потолковать о том о сем. — Отдыхаете? — Вроде того, тетечка. — Кто же это поет? — Темнота, знать надо. — Что, хорошо поет? Тут, конечно, терпение у любителей пения Русланой лопалось. — Знаешь, иди ты, тетка, куда шла! — А я, ребятки, как раз к вам. — Ну?— Русланова я и есть. — Кто? Эка сказала! Да Русланова — артистка, не чета тебе, простой бабе. — А Русланова и есть простая баба. — Рассказывай сказки! Да она красавица писанная. — А ты, сынок, видел ее? — Не случалось. Но, думаю, она покраше тебя будет. Потом, разумеется, Русланова подхватывала наяву то, что звучало на пластинке, — голосом доказывая, что именно она и есть Русланова. Солдаты охали-ахали, извинялись.

Сам Георгий Константинович Жуков аплодировал ее знаменитым "Валенкам". Она принимала участие в концерте в Берлине в день победы, пела один номер за другим.

На фронте действовало более 60 эстрадных фронтовых бригад. Артисты эстрады давали концерты на всех фронтах Отечественной войны — на земле и воде, случалось, и под водой, к примеру, в кубрике подлодки, и в воздухе, во время перелетов на борту военно-транспортных самолетов. Более 600 артистов эстрады награждены орденами и медалями.

Mузыка вдохновляла не только бойцов и тружеников тыла. Когда в глубь страны были эвакуированы многие театры и исполнительские коллективы Москвы и Ленинграда и городов, временно оккупированных врагом, центром музыкальной жизни в них стало радио. По радио вся страна слушала голоса А. В. Неждановой, Н. А. Обуховой, С. Я. Лемешева, игру пианистов Гилельса, С. Т. Рихтера, скрипача Ойстраха и многих других известных и любимых артистов. В блокадном Ленинграде оркестр Радиокомитета мочал только в самую тяжелую для городов зиму 1941—1942 гг. Но уже 5 апреля 1942 г. состоялся первый концерт сезона. "Температура в зале была 7-8 градусов ниже нуля. Но люди плакали от радости..." — вспоминает К. И. Элиасберг, который дирижировал концертом в этот вечер. 1 мая под жестоким обстрелом оркестр исполнил 6-ю симфонию Чайковского. Во время войны ленинградцам были показаны 81 оперных и 55 балетных спектаклей.

Ни на один день не покинул Москву Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко. По просьбе оставшейся в Москве группы артистов Большого театра был открыт филиал ГАБТа. Затаив дыхание, забыв на время о войне, зрительный зал погружался в прекрасный мир музыки Чайковского, Даргомыжского, Верди, Пуччини.

В суровое время в Москве с творческими отчетами выступали ансамбли Эстонии, Латвии, Литвы, композиторы и исполнители Киргизии, Армении, Грузии. В Тбилиси в 1944 г. встретились музыканты 3-х закавказских республик, в 1942 г. во Фрунзе и в 1944 г. в Ташкенте — музыканты Средней Азии и Казахстана.

В городах Урала и Сибири, в тех братских республиках, куда были эвакуированы исполнительские коллективы и учебные заведения, музыкальная жизнь не только не остановилась, но стала более интенсивной. В Ташкенте провела военные годы Ленинградская консерватория, в Киргизии — Государственный симфонический оркестр Союза ССР, в Перми — Ленинградский театр оперы и балета им. Кирова. В Тбилиси работали Мясковский и Прокофьев, в Ереване — известный советский педагог и пианист К. Н. Игумнов. Около 40 концертов дали в г. Чкалове артисты Ленинградского Малого театра оперы и балета, в Душанбе концертировал оркестр Киевской филармонии.

Во время войны возникли новые коллективы — Государственный хор русской песни под управлением А. В. Свешникова, Воронежский русский народный хор под руководством К. И. Массалитинова, открываются консерватории в Алма-Ате, Казани, Музыкально-педагогический институт имени Гнесиных в Москве и др.

Продолжалась интенсивная научная и критико-публицистическая деятельность. Выходили газеты, где печатались статьи о музыке, сборники "Советская музыка". В Ленинграде писал свои труды выдающийся советский музыковед Б. В. Асафьев.

Советский народ боролся не только за свою свободу, но и за спасение мировой культуры. Интерес к советскому искусству был необычайно велик в мире. Подлинным триумфом ознаменовалось на Западе исполнение "Ленинградской симфонии" Шостаковича. 22 июня 1942 г. премьера состоялась в Лондоне, 19 августа ею дирижировал в Нью-Йорке А. Тосканини. "Страна, художники которой в эти суровые дни в состоянии создавать произведения такой бессмертной красоты и высокого духа, — непобедима" — так выразил свои впечатления от симфонии один из американских критиков.

После окончания войны военная тема не ушла из музыки. Уже в наши дни появилась песня Давида Тухманова "День победы" на слова В. Харитонова. В 1967 г. белорусский композитор Е. К. Тикоцкий написал оперу "Алеся" ("Девушка из Полесья") — первую советскую оперу о партизанах. Тема Великой Отечественной войны неоднократно звучала в симфоническом творчестве.

Выдающиеся произведения во время войны были созданы Шостаковичем и Прокофьевым, остановимся на их творчестве чуть подробнее.

Дмитрий Дмитриевич Шостакович (1906—1975) был коренным ленинградцем. Музыкальное дарование проявилось у него очень рано. Он обладал замечательными данными: слухом, памятью, способностью сочинять без инструмента, импровизировать, читать с листа. 13-летним мальчиком он пришел в Ленинградскую консерваторию и сразу приковал к себе внимание педагогов и сотоварищей. Шел 1919 г... В холоде, голоде и разрухе творческая мысль не умирала: в нетопленых классах консерватории звучала музыка. Директор консерватории Александр Константинович Глазунов, известный композитор, наследник традиций "Могучей кучки", хлопотал о стипендиях и пайках для профессоров и студентов. Митя Шостакович был для него предметом особой заботы, так как семья Шостаковича жила очень трудно. После обращения к Луначарскому Дмитрию был назначен академический паек. Шостакович в консерватории учился с увлечением и азартом, совмещая 2 специальности: пианиста и композитора. На последнем курсе подрабатывал пианистом-иллюстратором в кинотеатре, озвучивал немые фильмы.

Весной 1926 г. Шостакович закончил композиторское отделение. Его дипломная работа — 1-я симфония — удивила музыкантов редким сочетанием непосредственности, легкости, молодого задора и вполне зрелого мастерства. Судьба симфонии, написанной 19-летним Шостаковичем, была счастливой, ее исполняли лучшие оркестры мира, ею дирижировали лучшие дирижеры мира Н. А. Малько, Бруно Бальтер, Леопольд Стоковский, Артуро Тосканини. Многие зарубежные посетители слушали эту музыку как завороженные, она очень выгодно отличалась от мрачного музыкального экспрессионизма стран Запада, который в 20-е гг. переживал годы расцвета.

20-е — 1-я половина 30-х гг.— самые плодотворные годы для композитора. Это годы бурных дискуссий о путях музыки, о традициях, которые ниспровергались одними и брались под защиту другими: о новаторстве Стравинского, Прокофьева, Берга; о новых приемах режиссуры Мейерхольда, Вахтагова, Таирова. Находясь в самом центре дискуссий, Шостакович, отдавая должное "новому искусству", сочинял оригинальную музыку.

После первого успеха он увлекся театром и кино. Написал 3 балета: "Золотой век" (1930), "Болт" (1931), "Светлый ручей" (1934), 2-е оперы: "Нос" по повести Гоголя (1928; вдохновителем был Мейерхольд и его постановка "Ревизора" в виде трагифарса), "Леди Макбет Мценского уезда" по Лескову (1932, "Катерина Измайлова" в редакции 1956 г.); писал музыку к театральным постановкам Ленинградского ТРАМа и фильмам ("Трилогия о Максиме" режиссеров Г. Козинцева и Л. Трауберга, "Златые горы", "Встречный"). Песню из "Встречного" "Нас утро встречает прохладой" в годы 2-й мировой войны пели бойцы французского Сопротивления, а после войны она, с новыми словами, была принята как официальный гимн ООН.

Оперы Шостаковича вызвали бурю суждений противоположных друг другу от восхищения до поругания. После первых триумфов "Нос" и "Катерина Измайлова" много лет не появлялись на сцене. Неудивительно, что Шостакович после этого к жанру оперы больше не возвращался, сосредоточив свои интересы на симфонизме, тоже вызывавшем споры, но не столь жаркие. Его 5-я симфония, созданная в1937 г., была единодушно признана вершиной советского и мирового симфонизма. Ее можно назвать симфонией-монологом, искренним рассказом о поисках жизненного пути. Неслучайно в ней так часто звучат монологи солирующих инструментов: флейты, скрипки, арфы и др.

Не удержались в репертуаре и балеты, несмотря на музыку, по-настоящему блещущую остроумием, меткими характеристиками действующих лиц. В неуспехе повинна их неудачная драматургия. В "Золотом веке" наивно повествовалось о приключениях советской футбольной команды на международной выставке. В "Болте" — о лодыре Леньке Гульбе и его "дружках", пытавшихся в отместку за увольнение с завода испортить уникальный станок.

В 30—40-е гг. Шостаковичу пришлось пережить много тяжелого: смерть жены, гибель многих друзей, несправедливую критику, публичное шельмование, обвинение в формализме... Он принадлежал к тем людям, которые не в состоянии жить спокойно пока в мире царят жестокость, насилие, несправедливость. Судьба страны, его собственная судьба в сочетании со спецификой дарования привели к созданию произведений потрясающей силы.

Через 5 лет он напишет "Ленинградскую" симфонию в блокадном Ленинграде. В первой ее части отражено то, что особо потрясло людей в первые дни войны: контраст вчерашней мирной жизни и страшного разрушительного, смертельного натиска войны. Величайшая находка композитора — тема нашествия. Короткая, простенькая мелодия не то марша, не то какой-то легкомысленной песенки, повторяясь много-много раз, с включением все новых и новых инструментов, превращается в образ бесчеловечной, механической, а потому особенно страшной разрушительной силы. Две средние части симфонии проходят как воспоминание о прошлом, обо всем, что дорого людям. Это красота жизни, природы, Родины, красота, которой грозит гибель. А финал — это снова борьба, напряжение всех сил, воля к победе. После первого прослушивания симфонии А. Н. Толстой писал: "Седьмая симфония возникла из совести русского народа, принявшего без колебаний смертный бой с черными силами".

Антифашистская линия, начатая седьмой, непосредственно продолжилась в 8-й симфонии, написанной в 1943 г., в год Сталинградской битвы, а через много лет — в воспоминании о трагедии Бабьего Яра в 13-й (1962). Страницы революционного прошлого ожили в 11-й симфонии, посвященной революции 1905 г. (1957) и в 12-й, посвященной Ленину (1961).

Темы монологов о вечном: о жизни и смерти, о необратимости времени, о жизненном долге человека — ярко звучат в 10-й, 14-й, 15-й симфониях (1953, 1969, 1971).

Шостакович много работал для кино, рассматривая киномузыку не как украшение фильма, а как средство раскрыть внутренний смысл экранного действа. И его музыка к кинофильмам ("Гамлет", "Король Лир" режиссера Г. Козинцева, "Овод") живет самостоятельной жизнью в концертной эстраде.

Начиная с середины 50-х гг., Шостакович часто вводит в симфонии голоса певцов или хор (15, 14 симфонии, симфоническая поэма "Казнь Степана Разина") и наполняет инструментальные темы песенностью. Так в 11-й симфонии в оркестре звучат мелодии старых русских революционных песен.

В последние десятилетия своей жизни Шостакович создал несколько вокальных циклов на стихи Марины Цветаевой о Пушкине ("Поэт и царь"), Микеланджело, посвященные судьбе Данте. В них утверждается мысль о долге художника нести людям правду через личные невзгоды и испытания. Интересен и вокальный цикл "Из еврейской народной поэзии" и др.

Творчество Шостаковича — сгусток нервного напряжения, драма, универсальное событие — кусок живой плоти самого художника. Анна Ахматова посвятила Д. Д. Шостаковичу стихотворение:

В ней что-то чудотворное горит,
И на глазах ее края гранятся.
Она одна со мною говорит,
Когда другие подойти боятся.
Когда последний друг отвел глаза,
Она была со мной в моей могиле
И пела словно первая гроза
Иль будто все цветы заговорили.
         Музыка Д. Д. Шостаковича

Последние его годы были омрачены притязаниями советских властей, заставлявших его публично заклеймить своего сына-предателя родины (сын остался в США).

Д. Д. Шостакович является величайшим композитором XX в., ставшим классиком еще при жизни. Почетные его титулы, награды и членство в разных музыкальных академиях мира трудно перечислить.

Писатель Валентин Каверин однажды сказал: "Почему в годы Великой Отечественной войны вся страна кинулась читать "Войну и мир"? Потому что в этой книге написано не то о том, как мы победим, но кто мы и почему мы снова непременно должны победить". Эти слова могли бы служить эпиграфом к опере Прокофьева "Война и мир", которая была написана композитором в 1943 г.

Сергей Сергеевич Прокофьев (1891—1953) родился на Украине в Сонцовке в небогатой семье широко образованного агронома и пианистки. Родители поощряли и поддерживали начинания и устремления мальчика. Поездки в Москву, посещение оперных спектаклей, знакомство с композиторами С. И. Танеевым, Р. М. Глиэром (2 лета занимался с Прокофьевым в Сонцовке) дали результаты: к 12-ти годам Сергей уже был автором симфонии, оперы "Пир во время чумы" на сюжет Пушкина и нескольких мелких пьес. В 1904 г. в 13 лет он поступил в Петербургскую консерваторию. Учился у Лядова, Римского-Корсакова. Римский-Корсаков был недоволен своим строптивым учеником. Прокофьев уже в консерватории начал смело экспериментировать в музыке, но чтобы не раздражать Лядова приносил профессору "гладкие" ученические работы. В годы учебы на всю жизнь подружился с Николаем Яковлевичем Мясковским. Они не только дружили, но и оказывали влияние друг на друга в творчестве. Оказывал поддержку и Б. Асафьев — будущий ученый-музыковед.

Музыка Прокофьева вызывала много споров. Большинству слушателей, привыкших к изысканным, утонченным произведениям поздних композиторов-романтиков и импрессионистов, музыка Прокофьева казалась грубой, "футбольной". Ее неотразимый натиск упругих, волевых ритмов, стремительное наступательное движение, обилие резких диссонансов — всем эти композитор подчеркнуто восставал против укоренившихся штампов.

В 1914 г. Прокофьев выступал в концерте со Стравинским и Дебюсси, которые приехали на гастроли в Россию. Рядом с ними он уже не казался таким дерзким. В этом же году 23-летний музыкант, уже признанный композитор, заканчивал консерваторию и сдавал 2 экзамена (дирижирование и исполнение). На исполнении он решил предоставить комиссии одно из самых смелых своих произведений — Первый фортепианный концерт. Это была сенсация. Большинством голосов (против были Глазунов и Лядов) Прокофьеву был вручен "рубинштейновский" рояль, как самому лучшему исполнителю.

Бунтарский дух Прокофьева высоко ценил Маяковский. Они встречались в "Кафе поэтов" (клуб футуристов), Прокофьев объявил себя "убежденным футуристом".

В 1918 г. Прокофьев уехал за границу и вернулся только в 1933 г. известным европейским композитором, и вчерашняя шикающая публика единодушно аплодировала ему.

Через Японию он оказался в США, здесь начал писать оперу "Любовь к трем апельсинам" (через сказочный сюжет он делал пародию на театральные штампы), которую закончил в Европе, которая уже оправилась от проблем 1-й мировой войны. Здесь он встречается с Дягилевым, который ставит его балет "Шут", написанный еще в России. С 1921 г. начинается признание композитора. С успехом прошли премьеры балета "Шут" в Париже (по пьесе "Игрок" Достоевского) и оперы "Любовь к трем апельсинам" в Чикаго и Нью-Йорке под управлением автора. Получают известность и другие его произведения, ранее написанные. В 1923 г. он поселяется в Париже. Много работал (опера "Огненный ангел", 1927, по Брюсову и др.), но тянуло на родину. Он стал приезжать в Советский Союз все чаще, выступал с концертами во многих городах России и Украины. Он получал и восторги слушателей, и нападки РАПМа.

Оставшись навсегда в России в 1933 г., он удивлялся необычайной творческой активности молодых композиторов Шостаковича, Хачатуряна, Попова и др., колоссальным ростом общего музыкального интереса.

Композитор начал вдохновенную работу. Написал музыку к фильму "Поручик Киже", спектаклю "Египетские ночи". Потом появляется опера "Семен Катко" (1939), кантата "Александр Невский" (1939), балет "Ромео и Джульетта" (1936). Это были выдающиеся произведения, вошедшие в классику советского искусства. Но произведения Прокофьева сложно шли к зрителю. Так балет "Ромео и Джульетта", Большой театр, заказавший балет, отказался ставить. Лишь после того, как композитор написал сюиту из танцевальных номеров балета, им заинтересовался Ленинградский театр оперы и балета, на сцене которого он был поставлен в 1940 г. балетмейстером Л. М. Лавровским.

Одновременно с этими величественными трагедийными произведениями Прокофьев создает фортепианные миниатюры "Детская музыка", очаровательную симфоническую сказку для детей "Петя и Волк" (энциклопедия музыкальных инструментов для детей) и др.

Перед знаменитой оперой "Война и мир" появились лирико-комедийная опера "Обручение в монастыре" (по комедии Шеридана "Дуэнья") и лирико-сказочный балет "Золушка". В этих произведениях Прокофьев предстал как бы в новом освещении. В них нет антагонизма противоборствующих образов. И хотя зло встречается и здесь, но оно так мелко, что достойно лишь веселого смеха. Злая мачеха и легкомысленные сестры в "Золушке", глупый торговец рыбой Мендоза в "Дуэнье" не могут помешать счастью главных героев.

Все эти произведения раскрывают удивительную многогранность дарования композитора.

В начале войны Прокофьев вместе с другими композиторами переехал в Нальчик.

"В дни войны с германским фашизмом нам стали особенно близки и дороги страницы романа Льва Толстого "Война и мир" об Отечественной войне 1812 года, и мне захотелось написать оперу на этот же сюжет, хотя я осознавал всю трудность задачи", — вспоминал С. С. Прокофьев. Работа была закончена в 1943 г. (2-я редакция в 1952 г.) В опере развиваются 2 линии — лирико-психологическая и героико-патриотическая, они переплетаются и дополняют друг друга.

Действие оперы происходит то в светских гостиных и залах, то выносится на поля сражений, на улицы и площади встревоженной, горящей Москвы. И в тех и в других сценах участвуют отдельные герои, судьбы которых не отделимы от судьбы их Родины. Опера как бы делится на 2 части: мир — первые 7 картин и война — последующие 6 картин. Огромный охват событий и действующих лиц (более 70), потребовали от композитора расширить масштабы оперы, она рассчитана на 2 вечера.

В годы войны по вызову С. Эйзенштейна композитор едет в Алма-Ату для совместной работы над фильмом "Иван Грозный".

Едва закончив музыку к "Ивану Грозному", композитор едет в Пермь (где находится в эвакуации Ленинградский театр им. Кирова), заканчивает там свой балет "Золушка" и участвует в его постановке.

Непосредственным откликом на военные события явилась 5-я симфония — одна из лучших его симфоний. Она была закончена в 1944 г. и исполнена в начале 1945 г.

Прокофьев был замечательным шахматистом, в шахматы играл даже по переписке.

Композитор мечтал, чтобы его опера "Война и мир" увидела свет. Но композитор не дождался этого. В 1948 г. вышло известное постановление партии "Об опере "Великая дружба " В. Мурадели", где великие композитор ХХ в. Шостакович, Прокофьев, Хачатурян и др. были обвинены в "антинародном формализме".

Последние годы Прокофьев тяжело болел, ему запрещено было работать, но не работать он не мог. С 1948 г. он жил в Подмосковье на даче Николина Гора на берегу Москвы-реки, полностью отказавшись от публичных выступлений и посещения концертов, но не отказавшись от сочинения музыки. В эти годы он создал немало произведений, среди них балет "Каменный цветок" на сюжет уральских сказок П. Бажова (поставлен в 1954 г.), 7-я симфония (1952), за которую композитору посмертно была присуждена Ленинская премия (1957), и др.

Он умер 5 марта 1953 г. А его произведения словно приобрели вторую жизнь. Их исполняли самые талантливые музыканты — С. Рихтер, Э. Гилельс, Д. Ойстрах, М. Ростропович и др. А опера "Война и мир" стала одной из жемчужин оперной классики XX столетия. Она была поставлена в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко, в 1959 г. в Большом театре. Она получила широкой признание и за рубежом, была поставлена в миланском театре "Ла Скала", в Нью-Йорке, Лейпциге, Софии, Праге и многих других городах мира.

Новаторская музыка Прокофьева прочно вошла в репертуар лучших симфонических коллективов и оперных театров мира и продолжает радовать миллионы наших современников.

Дата создания: 01 мая 2017