История МХК
Наша цель — сэкономить ваше время,
избавить от трудоемкого поиска информации

Русские меценаты конца XIX — начала XX веков

Завершая разговор о русском искусстве "серебряного века", нельзя не вспомнить о меценатах, о людях которые любили, ценили и понимали искусство, сохраняли его и стремились подарить его людям.

То, чем сейчас владеют музеи, они обязаны поискам и открытиям энтузиастов, собирателей, меценатов. Тогда не было никаких государственных программ и планов. Каждый коллекционер собирал то, что ему нравилось, как умел систематизировал, иной раз исследовал и публиковал. Но последствия этой стихийной деятельности поистине грандиозны: все фонды музеев дореволюционной России были составлены из собраний, скрупулезно подобранных, осмысленных и согретых сердцем русских коллекционеров. Благодаря их деятельности наши музеи располагают уникальными произведениями искусства разных времен и народов.

Мы не имеем возможности перечислить хотя бы небольшую часть истинных любителей искусства, подвижников, энтузиастов, их было много по всей великой России, скажем коротко лишь о немногих, продолжателях дела Строгановых, Румянцева, Шувалова, Юсупова, Шереметева и др.

Серья Морозовых

Начнем с Морозовых. Эта семья, разделившаяся на несколько самостоятельных ветвей, сохраняла значительное влияние и в развитии отечественной промышленности, и в благотворительных культурных начинаниях. Алексей Викулович Морозов (1857—1934) собрал прекрасную коллекцию фарфора. В его же особняке хранились изделия из стекла, гравированные портреты, литографии, древние иконы. После революции собрание А. В. Морозова было национализировано, сам владелец оставлен хранителем. К 1930-м гг. коллекция разошлась по разным музеям, значительная ее часть осела в музее керамики в усадьбе Кусково.

Михаил Абрамович Морозов (1870—1903), старший из братьев Морозовых, сыновей основателя Тверской мануфактуры производства хлопчатобумажных тканей. Он закончил историко-филологический факультет Московского университета, и даже читал лекции в нем под псевдонимом "Михаил Юрьев", издал свои исторические сочинения. Много бывал за границей, любил Париж. В Москве он был широко известен. Он был гласным городской думы, избирался почетным мировым судьей, председателем купеческого собрания. В Успенском соборе Кремля состоял старостой, занимался исследованием этого уникального памятника старины, финансировал реставрационные работы.

Морозов принимал участие в деятельности целого ряда общественных организаций:

  • Общества любителей художеств,
  • Общества литераторов и ученых,
  • Русского музыкального общества,
поддерживал их деньгами.

Жертвовал немалые деньги на поддержку Московской консерватории и Строгановского училища. Откликнулся на призыв профессора И. В. Цветаева и взял на себя расходы по созданию зала искусства Греции.

Человек разносторонний, увлекающийся, М. Морозов был страстным любителем сцены, выступая с отзывами на театральные постановки, и коллекционером картин (ныне — музей им. А. С. Пушкина).

Сначала он приобрел полотна своих друзей — московских художников К. А. Коровина, И. И. Левитана, М. А. Врубеля, В. А. Серова. Потом увлекся искусством импрессионистов и постимпрессионистов. Он раньше других собирателей оценил Гогена и Дега, Ван Гога и Ренуара.

Его коллекция насчитывала около 100 картин русских и зарубежных художников, а также более 60 старинных икон. Среди картин были такие шедевры, как

  • "Царевна Лебедь" Врубеля,
  • "Портрет Мики Морозова" Серова,
  • "Кабачок" Мане,
  • "Море в Сен-Мари" Ван Гога.

Коллекция размещалась в обширном особняке на Смоленском бульваре. Морозов был известным хлебосолом, у него собирались шумные компании художников, артистов, они знакомились с его коллекцией картин.

Михаил Абрамович прожил недолго — неизлечимо больной он умер в 33 года. Его вдова передала большую часть коллекции в Третьяковскую галерею. Полотна западноевропейских мастеров вошли в состав Музея изобразительных искусств и Эрмитажа.

После смерти брата его дело продолжил брат Иван Абрамович Морозов (1871—1921), который получил высшее образование в Цюрихском политехникуме, сам занимался живописью и рисунком. Он приобретал полотна Сислея и Писарро, Ренуара и Ван Гога, и, конечно, картины Коровина и Левитана. Уже через несколько лет в его собрании было свыше 250 произведений новейшей французской живописи, в том числе знаменитые полотна Ренуара "Купание на Сене", "Портрет Жанны Самари" и "Девушка с веером", Ван Гога "Красные виноградники в Арле" и "Пейзаж в Овере после дождя", Пикассо "Акробат на шаре", произведения Гогена, Боннара, Сезанна, Матисса. Можно было сказать, лучшие произведения парижских мастеров оказывались в руках у И. А. Морозова. Ни один из европейских собирателей, ни один из западных музеев не обогащал своих коллекций с такой энергией и стремительностью.

Для размещения своего собрания Морозов в 1899 г. приобрел в Москве на Пречистинке просторный особняк. К сожалению, коллекция И. А. Морозова была недоступна для осмотра в силу характера и склонностей владельца. В 1918 г. в период национализации, морозовская галерея послужила основой для создания "Второго музея новой западной живописи", где владелец оставался заместителем директора. Но вскоре семья Морозовых уехала за границу, Иван Абрамович умер по пути в Карлсбад, куда направлялся на лечение.

Петр Ивнович Щукин (1853—1912)

Промышленник, коллекционер и меценат из именитой купеческой семьи Петр Ивнович Щукин (1853—1912) был страстным собирателем образцов старого быта и искусства России, подобно П. П. Свиньину, П. Ф. Коробанову, М. И. Погодину, А. П. Бахрушину. Кроме предметов декоративно-прикладного искусства царских мастерских и крестьянских ремесленников, в его коллекции находились личные архивы видных государственных деятелей, представителей русской знати, науки, культуры (графов Воронцовых, богачей Демидовых и др., письма Тургенева, генерала Скобелева, список радищевского "Путешествия из Петербурга в Москву" и т. д.).

Для размещения значительной по объему и разнообразной по составу коллекции построил специальное здание на Малой Грузинской улице. С 1895 г. частный музей П. И. Щукина открылся для исследователей и всех любителей старины. Здесь писал этюды для картины "Степан Разин" В. И. Суриков, изучал планы Москвы XVII в. А. М. Васнецов.

В 1905 г. Петр Иванович все свое собрание вместе с домом, библиотекой, картинной галереей принес в дар Историческому музею. Сейчас в этих зданиях размещен Биологический музей им. К. А. Тимирязева.

Собирательством в семье Щукиных занимались и другие братья: Николай, Петр, Иван и Сергей. Так Сергей Иванович Щукин (1854—1936) пошел неизведанным путем: он начал собирать полотна французских импрессионистов и постимпрессионистов, которые тогда вызывали насмешки и недоумение. Щукин полагался на собственное чутье, которое его не подводило. Щукинская галерея насчитывала до 250 произведений, 40 из них принадлежали Матиссу. Здесь были картины Моне, Сислея, Пюви де Шаванна, Марке, Ван Гога, Гогена, Руссо, Сезанна, Синьяка, Тулуз-Лотрека, Пикассо.

С 1910 г. его галерея открылась для публичного посещения и стала популярным центром современного искусства. Здесь, в стенах особняка на Знаменке, побывали все московские художники того времени. М. С. Сарьян вспоминал: "...Щукин, у которого было богатое собрание французской живописи, устраивал у себя вечера, на которых лучшие московские музыканты исполняли произведения Скрябина, Меттнера, Рахманинова. У Сергея Ивановича мы с огромным интересом смотрели работы Ренуара, Сислея, Моне, Ван Гога, Гогена и других более молодых художников".

Собрание Щукина оказало влияние на московских художников, которые создали особую школу русского авангарда. Когда галерея была национализирована, Сергей Иванович стал Директором и хранителем, но вскоре семья Щукиных выехала за границу — сначала в Германию, затем во Францию. Он дожил до преклонных лет и похоронен в Париже на Монмартрском кладбище.

Мария Клавдиевна Тенишева (1864—1928)

Замужество Марии Клавдиевны Тенишевой (1864—1928) в 1892 г. за князем В. Н. Тенишевым, человеком образованным и богатым, положило начало ее благотворительности. Тенешева, человек одаренный (после гимназии училась в парижской оперной студии), не связала судьбу с артистическими подмостками, а стала меценатом в окрестностях имения Тенишевых — Талашкино, в Смоленском крае. Ею была основана рисовальная школа в Смоленске, творческая студия в Петербурге. Она финансировала журнал "Мир искусства", оказывала поддержку выставке передвижников в Смоленске. В дар только что учрежденному Русскому музею она приносит 500 рисунков и акварелей из личного собрания, субсидирует археологические раскопки в Новгороде, и, наконец, создает художественные мастерские в Талашкине по примеру подмосковного Абрамцево, и там же устраивает музей народного искусства "Русская старина". В Талашкине работали В. М. Васнецов, М. А. Врубель, К. А. Коровин, Н. К. Рерих, В. А. Серов и другие видные художники тех лет.

В 1918 г. Мария Клавдиевна уехала за границу. Последнее свое французское десятилетие она посвятила работе в технике выемчатой эмали, которую освоила еще в Талашкине. В Париже, Риме и Праге с успехом прошли ее выставки. Она умерла в апреле 1928 г. и похоронена на кладбище Сен-Клу под Парижем.

Павел Михайлович Третьяков (1832—1898)

Неоценим вклад в дело сохранения произведений искусства Павла Михайловича Третьякова (1832—1898). Он, как и многие меценаты, происходил из купеческой среды, Третьяковы торговали льняным полотном. Третьякова-коллекционера интересовала русская художественная школа. В его коллекции появились работы В. И. Якоби, А. К. Саврасова, М. П. Клодта, В. Г. Перова. Особое внимание уделял Третьяков современным ему художникам реалистического направления — передвижникам. Наиболее полно в его собрании представлены Перов, Крамской, Репин, Суриков. Попутно галерея пополнялась работами мастеров XVIII — 1-й половины XIX вв.

В рамках частного собрания Третьякова началось создание "русского пантеона" — портретов знаменитых соотечественников. Павел Михайлович приобретал имеющиеся портреты и заказывал новые ведущим портретистам времени: Перову, Крамскому, Репину, Ге и другим.

Для своей быстро растущей коллекции Третьякову пришлось строить специальное здание в замоскворецком переулке. Художник М. В. Нестеров вспоминал: "Мы, тогдашние юнцы, ученики Училища живописи и ваяния хорошо знали дорогу в Лаврушинский переулок... Мы шли туда, как домой". В августе 1892 г. П. М. Третьяков подал в Московскую городскую думу Предложение о передаче всех своих художественных ценностей в дар Москве. В собрании Третьякова насчитывалось 1287 произведений живописи и 518 графики, а также 75 картин европейских мастеров (собрание незадолго до того умершего С. М. Третьякова). 15 августа состоялось официальное открытие "Московской городской галереи Павла и Сергея Михайловичей Третьяковых".

Остроухов Илья Семенович (1858—1929)

Многим обязаны потомки таким меценатам, как художник из купеческой семьи Остроухов Илья Семенович (1858—1929), который создал частный музей изобразительного, открытый с 1890 г. для всех желающих, ученый дворянского происхождения Семенов-Тян-Шанский Петр Петрович (1827—1914), который собрал всемирно известную коллекцию картин преимущественно голландских и фламандских мастеров (свыше 700 полотен) и уступил ее Императорскому Эрмитажу, хотя зарубежные коллекционеры предлагали большие деньги за нее.

Другие меценаты

Сравнимую с Третьяковской коллекцию русского изобразительного искусства собрал издатель, благотворитель из купеческой семьи Козьма Терентьевич Солдатенков (1818—1901). Знатоком иконописания и собирателем русских древностей был Георгий Дмитриевич Филимонов (1828—1898), имеющий историко-филологическое образование из семьи полтавского помещика, он был хранителем Оружейной палаты и Румянцевского музея, автором многих трудов, посвященных изучению и систематизации памятников искусства.

Произведения Брюллова, Федотова, М. Воробьева, Маковского, Репина, В. Васнецова, Поленова входили в "Цветковскую галерею", расположенную на Пречистинской набережной, которая включала в себя свыше 1800 произведений искусства и была собрана сыном священника, служителем банка Иваном Евменьевичем Цветковым (1845—1917).

Созданию Московского музея изящных искусств Иван Владимирович Цветаев (1847—1913), сын сельского священника, а затем глава кафедры истории и теории искусств в Московском университете, которому отдал большую часть жизни. Он сумел организовать силы государственных деятелей, ученых и меценатов для благородного дела. Так автор проекта и строитель здания архитектор Р. И. Клейн безвозмездно трудился над созданием музея.

Открытие музея было приурочено к празднованию 100-летия юбилея Отечественной войны 1812 г. Первым посетителям была явлена уникальная, самая представительная в Европе коллекция слепков, памятников скульптуры и фрагментов архитектуры от древнейших времен и включая эпоху Возрождения. Музей открывал любителям искусства богатейшую панораму мирового классического наследия.

Ныне, пополненный многими коллекциями, собраниями картин выдающихся художников, цветаевский музей изящных искусств — Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина являет собой второй, вслед за Эрмитажем, музей мирового искусства в России.

Профессиональными благотворителями называли владельцев кожевенных и суконных предприятий Бахрушиных, настолько широко и постоянно они выделяли средства от своих доходов на цели благотворительности, на поддержку культурных и общественных начинаний.

На земле Бахрушиных и на их деньги (50 тыс. рублей) был построен театр Корша (ныне филиал МХАТа).

Славный представитель этого семейства Алексей Петрович Бахрушин (1853—1904) посвятил себя коллекционированию книг и старинных вещей, коллекция которых по его завещанию поступила в Исторический музей.

Находились меценаты, которые поддерживали новые течения в искусстве. Так на средства Николая Павловича Рябушинского, сына фабриканта, внука предприимчивого крестьянина, издавался журнал символистов "Золотое руно" (1906—1910). Это был дорогой, красочный журнал, в котором было три отдела: художественный, литературный и музыкальный. В журнале сотрудничали М. Врубель, Борисов-Мусатов, Блок, Белый и многие другие. О роскоши журнала свидетельствует то, что качественные иллюстрации прикрывались тончайшей шелковой бумагой, подписчикам журнал доставлялся в футляре с золоченым шнуром. Сначала журнал выходил на русском и французском языках. Расходы на журнал превышали доходы, а кризис символизма в 1910 г. положил конец этому изданию, к тому же в 1909 г. Н. Рябушинский разорился.

Читатели журнала могли познакомиться с творчеством художников "Мира искусства", мастерами прошлого, представителями "новой волны", например, П. Кузнецова и В. Милиоти ("Голубая роза"), с творчеством поэтов-символистов, музыкальными новинками. "Золотое руно" Рябушинского явилось зеркалом целой эпохи короткой, но значительной в развитии русского искусства.

На средства же Рябушинского была организована выставка "Голубой розы" (1907), а потом выставки под названием журнала "Золотое руно" (1908, 1909, 1910).

Савва Иванович Мамонтов (1841—1918)

Огромный вклад в развитие русского искусства внес Савва Иванович Мамонтов (1841—1918), крупный железнодорожный промышленник, человек разносторонне одаренный (замечательно пел, занимался скульптурой), большой знаток и ценитель искусства. В 1870—1890-е гг. его подмосковное имение Абрамцево стало центром художественной жизни. Здесь жили и работали лучшие художники того времени (Поленов, Репин, Антокольский, братья Васнецовы, Нестеров, Врубель, Коровин, Суриков, Остроухов, Серов и др.), с которыми сам Мамонтов был в дружеских отношениях ("Абрамцевский /мамонтовский/ художественный кружок"). Особенностью содружества было то, что в него входили художники различных направлений, но объединенных интересом к русской истории, желанием возродить и прославить русское искусство.

Художников в Абрамцево привлекали возможность творческого общения, свобода деятельности, атмосфера доброжелательности, царившая в доме Мамонтовых и благотворно влиявшая на их творчество. Здесь создавались солнечные пейзажи В. Д. Поленова, В. М. Васнецов писал в Абрамцево "Аленушку" и "Трех богатырей", И. Е. Репин работал над картиной "Не ждали", сделал многочисленные эскизы к "Крестному ходу", первые эскизы к "Запорожцам". Абрамцевский пейзаж вошел в картину М. В. Нестерова "Видение отроку Варфоломею". Молодой Серов написал в столовой мамонтовского дома портрет старшей дочери Мамонтовых Веры, вошедший в историю искусства под названием "Девочка с персиками".

При содействии Саввы Ивановича и его жены Елизаветы Григорьевны были созданы художественные мастерские, развивавшие традиции народного творчества керамики и резьбы по дереву.

В 1919 г. абрамцевская усадьба была национализирована. Здесь был создан музей. Его организатором и первым заведующим стала младшая дочь Мамонтовых Александра Саввична. В 30-е гг. здесь создали поселок художников, где жили и работали такие замечательные мастера, как И. Э. Грабарь, П. П. Кончаловский, Б. В. Иогансон, И. И. Машков, В. И. Мухина и многие другие.

Невозможно представить музыкальную жизнь конца XIX — начала XX вв. без Московской частной оперы, основанной С. И. Мамонтовым в 1885 г. и просуществовавшей до 1904 г.

В 1899 г. Мамонтов разорился и угодил в долговую тюрьму. К сожалению, многие, кто был ему обязан моральной и финансовой поддержкой, забыли о нем. Пожалуй, лишь Шаляпин не отрекся от него и продолжал в концертах делать ему посвящения.

Дата создания: 07 мая 2017