История МХК
Наша цель — сэкономить ваше время,
избавить от трудоемкого поиска информации

Зарубежная литература конца XIX — начала XX веков

Литература рассматриваемого периода была тесным образом связана с периодом предыдущим. Продолжает существовать литературное течение натурализм (биологизм), в творчестве Э. Золя, приобретая новые черты в "физиологических очерках" у Редьярда Киплинга, у которого репортажность становится литературным приемом в его новеллах об Индии, а солдатский сленг делает доступными миллионам его баллады. Доживает свои последние дни символизм.

Деятелей литературы на рубеже XIX и XX столетий волновали не только творческие проблемы, но и социальная несправедливость, империализм, колониализм, милитаризм и войны — сложность и противоречивость жизни. Критикой несправедливостей общественного строя, человеческих отношений, судьбы творческой личности в буржуазном обществе занимались писатели реалистического направления.

Критический реализм получает дальнейшее развитие в творчестве крупнейших европейских писателей:

  • Анатоля Франса,
  • Ромена Роллана,
  • Бернарда Шоу и др.

В это время развивается творчество замечательных писателей США:

  • Марка Твена (1835—1910; "Памфлеты" и др.),
  • Джека Лондона (1876—1916; "Железная пята", "Мартин Иден"),
  • Теодора Драйзера (1871—1945; "Сестра Кери", "Трилогия желания"),
  • Э. Синклера ("Джунгли"),
  • Ф. Норриса ("Спрут"),
в Германии —
  • Томаса Манна (1875—1955; "Будденброки", 1900; "Смeрть в Венеции", 1911),
  • Генриха Манна (1871—1950; "Империя", 1900-е гг.; "Верноподданный", 1914 г.),
в Польше —
  • Болеслава Пруса,
  • Элизы Ожешко,
  • Марии Конопницкой,
в Чехии —
  • Яна Неруды и т. д.

Происходят существенные сдвиги и в западноевропейском романе. Наряду с традиционными литературными жанрами (психологический, бытовой роман, бытовая драма и др.) писатели XX в. разрабатывают жанр философского романа (А. Франс "На белом камне", Т. Манн), придавая новые черты искусству бытового реализма.

Стремясь подвести итог развития буржуазных отношений, писатели создают произведения, рассказывающие о судьбе нескольких поколений своих героев, разрабатывают жанр романа в форме семейной хроники ("Будденброки" Т. Манна, "Сага о Форсайтах" Д. Голсуорси).

Джон Голсуорси (1867—1933) "Сагу о Форсайтах" писал на протяжении 40 лет и создал блестящее произведение литературы критического реализма.

Каждый автор, обличая уродливые формы общественной жизни, имел свой творческий почерк. Так, Анатоль Франс (1844—1924) в антибуржуазных романах-памфлетах — "Остров пингвинов", "Боги жаждут", "Восстание ангелов" — осуждал насилие, войны, религиозный фанатизм, лицемерие буржуазной морали. В то же время творчество Франса пронизано любовью к человеку, природе и красоте. Английский писатель Г. Уэллс сочинил знаменитые научно-фантастические романы: "Машина времени", "Человек-невидимка", "Война миров" и др. Большое место в творчестве упомянутых писателей занимает тема искусства. Трагедия художника в буржуазном мире запечатлена в романах Дж. Лондона ("Мартин Иден"), Драйзера ("Гений"), в новеллах и романах Т. Манна. В наиболее полной форме конфликт художника с буржуазным миром раскрыт в многотомном романе Р. Роллана "Жан-Кристоф".

На рубеже веков произошло обновление драматургии. Английский драматург Б. Шоу в эти годы вывел английскую драматургию из идейного и художественного тупика. Его пьеса "Пигмалион" уже тогда обошла сцены всех ведущих театров мира.

Новатором был и норвежский драматург Генрик Ибсен (1828—1906), который придал драме проблемный характер.

Широкую известность в мире в конце XIX — начале XX в. приобрели пьесы немецкого драматурга Герхарта Гауптмана (1862—1946). От натурализма ("Перед восходом солнца", 1889) к темам социальной значимости ("Ткачи", 1892), до условности и символики ("Потонувший колокол") и сатирической комедии нравов ("Красный петух", "Крысы") — таков его творческий путь. По известным причинам в этот период зарождается социалистическое направление в искусстве, основателем которого считают поэтов Парижской Коммуны, прежде всего Эжена Потье, автора знаменитого "Интернационала". В 1905—1909 гг. в Дании Мартин Андерсен-Неске создает эпопею "Пелле-завоеватель". В годы первой мировой войны возник роман А. Барбюса "Огонь" (1916), в котором правдиво раскрывается сущность войны 1914—1918 гг. Нужно отметить, что в этот сложный период были распространены настроения разочарования, неверия, отчаяния и смерти. Мы помним, что явление называют декадансом ("decadence" — "упадок"). Идеи декаданса отразились на всех литературных течениях и затронули творчестово многих писателей того времени, в том числе самых крупных (Мопассан, Г. Манн, М. Метерлинк, Р. Роллан и др.). Многие деятели искусства, скрываясь от суровой действительности, уходили в своем творчестве в узкий личный мир, а человеческую личность изображали в упадке и разрушении, опускаясь до беспринципности, до восхищения пороком. В этот период заметно усилился процесс взаимного обмена опытом между художниками различных стран Европы, Америки и Азии. Признанием ценности цивилизации Востока было присуждение в 1913 г. Нобелевской премии выдающемуся мыслителю и писателю Индии Рабиндранату Тагору.

XX век приносит новые события, новые явления, новые открытия, новые имена. Самым современным и самым модным считается авангардное искусство:

  • итальянский футуризм (Томмазо Маринетти),
  • немецкий экспрессионизм (Бертольт Брехт, Иоганес Бехер),
  • французские кубизм (Гийом Аполлинер, 1880—1918)
  • и сюрреализм (Поль Элюар, Луи Арагон).
Это были поэты, которые отвергали традиции и ставили смелые эксперименты над формой и смыслом поэзии. Вот стихотворение Поля Элюара "Искусство танца":

Хрупкий дождь черепицу держит
В равновесии. Балерина
Никогда не научится
Литься и прыгать,
Как дождь.

или:

Твои оранжевые волосы в пустоте Вселенной,
В пустоте цепенеющих стекол молчания
И темноты, где мои голые руки твое отражение ищут.
Сердце твое химерической формы,
И любовь твоя схожа с моим ушедшим желанием.
О душистые вздохи, мечты и взгляды.
Но со мной ты была не всегда.
Моя память
Хранит удрученно картину твоего появления
И ухода.
Время, точно любовь, обойтись не умеет без слов.

Кубист Аполлинер увлекался формальными поисками, стремился к форме, освобожденной от реальности. Он культивировал автоматическое творчество — запись произвольно возникающих в сознании поэта ассоциаций. Но в лучших стихах поэту удалось выразить горечь эпохи близящейся мировой войны.

Экспрессионисты требовали "революции духа"— освобождения души от "самодавлеющей материи" (буржуазного быта). Они изображали современную действительность в кричащих формах. Смелость обличения соединялась с настроениями отчаяния. А новаторство, оторванное от традиций, нередко оказывалось внешним и пустым.

Хватало и пропагандистской литературы, направленной на обработку общественного сознания в условиях подготовки к мировой войне. Но произведения, наполненные идеями шовинизма и агрессивного колониализма, находились на обочине литературного процесса.

Чтобы получить более яркое представление о литературе этого периода, есть смысл остановиться на творчестве отдельных писателей. Мы выбрали Р. Роллана (Нобелевская премия присуждена в 1915 г.), Р. Киплинга (Нобелевская премия 1907 г.), Р. Тагора (Нобелевская премия 1913 г.).

Редьярд Киплинг (1865 - 1936)

Редьярд Киплинг — прозаик, детский писатель, поэт, эссеист родился в 1865 г. в Индии, куда его отец, неудачливый декоратор и скульптор, отправился с молодой женой в поисках постоянного заработка, спокойной жизни и солидного положения в обществе. До 6 лет мальчик рос в кругу дружной семьи, в родном доме. Индийские няни и слуги баловали своего подопечного. Мир идиллии рухнул, когда его вместе с младшей сестрой отправили в Англию на попечение дальних родственников, в их частный пансион. Хозяйка пансиона невзлюбила независимого мальчишку. Для Киплинга начались годы нравственных и физических мучений: допросы с пристрастием, запреты, изощренные наказания, побои, издевательства. Редьяр досконально изучил науку ненависти и познал бессилие жертвы. Мщение за унижение состоится лишь в литературном творчестве (роман "Свет погас", рассказ "Паршивая овца"). После унизительного наказания (за какую-то ничтожную провинность мальчика заставили ходить в школу с надписью "лгун" на груди) он тяжело заболел, на несколько месяцев полностью потерял зрение и был на грани умопомешательства. Спас его приезд матери, которая решила забрать детей из пансиона. После отъезда матери в Индию, Киплинг продолжал обучение в мужской школе. Здесь он столкнулся с насилием организации. Учителя добивались желаемых результатов строгостью, а в случае необходимости — поркой, старшие безжалостно угнетали младших, сильные — слабых; независимость поведения каралась, как святотатство. В своих рассказах Киплинг оправдал систему палочного воспитания ("Стоки и компания", 1899), поскольку она, с его точки зрения, приучает индивидуума исполнять определенную ему социальную роль, прививает чувство общественного долга, без чего невозможно служение высшим целям (на Западе его иногда называют одним из предтеч тоталитаризма).

Через 5 лет Киплинг закончил школу не по годам зрелым человеком, со сложившейся системой ценностей. В свои 17 лет он уже твердо решил стать писателем (военная карьера была закрыта из-за слабого здоровья, а продолжать образование не было средств). Он возвращается в Индию и получает место корреспондента в газете города Лахора. Кочевая жизнь колониального газетчика сталкивала с сотнями людей и ситуаций, бросала в самые невероятные приключения, заставляла рисковать жизнью. Он писал репортажи о войнах и эпидемиях, вел "светскую хронику", брал интервью, заводил множество знакомств. Он превратился в великолепного знатока местного быта и нравов, его мнением интересовался даже британский главнокомандующий, граф Робертс Кандагарский.

Киплинг открывает многоликую, многоукладную Индию, где соприкасаются две великие культуры, "Запад и Восток". Его очерки написаны проницательным наблюдателем, безымянным репортером, который с протокольной точностью передает услышанное и увиденное.

Слава "народного поэта" приходит к Киплингу после выхода его "Казарменных баллад". Его стихи оригинальны, в них присутствует киплинговский "железный" стиль с последовательной "прозаизацией" стиха. Киплинговские баллады — это "простые истории" из жизни, рассказанные бесстрастным репортером, или выходцем из народной среды. Это монологи, обращенные к невидимому собеседнику, построенные по фольклорным и песенным образцам.

Брод через Кабул.
Стал Кабул у вод Кабула...
Саблю вон, труби поход!..
Здесь полвзвода утонуло,
Другу жизни стоил брод,
Брод, брод, брод через Кабул,
Брод через Кабул и темнота.
При разливе, при широком эскадрону выйдут боком
Этот брод через Кабул и темнота.
...
Нам занять Кабул велели,...
Саблю вон, труби поход!..
Но скажите — неужели
Друга мне заменит брод,
Брод, брод, брод через Кабул,
Брод через Кабул и темнота.
Плыть да плыть,
Не спать в могиле тем, которых загубили
Чертов брод через Кабул и темнота.
На черта Кабул нам нужен?
Саблю во, труби поход!..
Трудно жить без тех, кто дружен,
Знал, что взять, проклятый брод.
Брод, брод, брод через Кабул,
Брод через Кабул и темнота.
О, Господь, не дай споткнуться,
Слишком просто захлебнуться
Здесь, где брод через Кабул и темнота.
Нас уводят из Кабула...
Саблю вон, труби поход!..
Сколько наших утонуло?
Сколько жизней стоил брод?
Брод, брод, брод через Кабул,
Брод через Кабул и темнота.
Обмелеют летом реки,
Но не всплыть друзьям навеки,
Это знаем мы, и брод, и темнота.
         Перевод С. Капилевич

В своих произведениях Киплинг призывал современников к действию, так как в действии он видел единственное спасение от бессмысленности мира. Действие должно быть целенаправленным и освящено идеей. Такой идеей у Киплинга стала идея высшего нравственного Закона, т. е. господствующая над человеком система запретов и разрешений, нарушение которых строго карается ("Закон джунглей"). Такой идеей, законом, средоточением санкционирующей истины Киплинг увидел Британскую империю, в ней он обнаружил законодателя и вождя, ведущего "избранные народы" к спасению. Имперский мессианизм стал его религией. Для пропаганды этих идей он использует высокий слог оды, послания, панегирика, притчи, стилизуя стих под церковный гимн.

Гимн перед битвой
Земля дрожит от гнева,
И темен океан,
Пути нам преградили
Мечи враждебных стран:
Когда потоком диким
Нас потеснят враги, Йегова,
Гром небесный, Бог Сечи, помоги!...
От гордости и мести,
От низкого пути,
От бегства с поля чести
Незримо защити.
Да будет недостойным
Покровом благодать,
Без гнева и спокойно
Дай смерть твою принять!...
         Перевод А. Оношкович-Яцына

Но жизнь расходилась с легендой. Поэт боялся, что Империя не выполнит возложенную на нее миссию, поэтому в политических стихах 90-х гг. он призывал страну не упиваться легкими победами, а трезво всмотреться в собственные слабости и понять свое предназначение как бескорыстное и беззаветное служение "великой цели". "Бремя белых" Киплинг видел в покорении низших рас ради их же блага, не в грабеже и расправах, а в созидательном труде, не в высокомерном самодовольстве, а в смирении и терпении.

Бремя белых
Твой жребий — Бремя Белых!
Как в изгнанье, пошли
Своих сыновей на службу
Темным тынам земли;
На каторжную работу,
Нету ее лютей,
Править тупой толпою
То дьяволов, то детей.
Твой жребий — Бремя Белых!
Терпеливо сноси
Угрозы и оскорбленья
И почестей не проси;
Будь терпелив и честен,
Не ленись по сто раз,
Чтоб разобрался каждый
Свой повторять приказ.
...
Твой жребий — Бремя Белых!
Но это не трон, а труд:
Промасленная одежда,
И ломота, и зуд.
Дороги и причалы
Потомкам понастрой,
Жизни положи на это
И ляг в земле чужой.
...
Твой жребий — Бремя Белых!
Забудь, как ты решил
Добиться скорой славы,
Тогда ты младенцем был.
В безжалостную пору,
В чреду глухих годин
Пора вступить мужчиной,
Предстать на суд мужчин!
         Перевод В. Топорова

Так, заблуждаясь, цепляясь за уходящие идеалы и ценности, за исторически обреченные формы государственности, Киплинг тем не менее искренне стремился служить "простому человеку", стремился помочь ему победить страдания и одиночество, ужас и отчаяние, научить мужеству и стойкости перед лицом надвигающегося апокалипсиса.

Разоблачают бесчеловечность 1-й мировой войны эпитафии Киплинга:

Бывший клерк:
Не плачьте!
Армия дала
Свободу робкому рабу.
За шиворот приволокла
Из канцелярии в судьбу,
Где он, узнал, что значит смерть,
Набрался храбрости — любить
И, полюбив, пошел на смерть,
И умер.
К счастью, может быть.
Трус:
Я не посмел на смерть взглянуть в атаке среди бела дня,
И люди, завязав глаза, к ней ночью отвели меня.
Новичок:
Они быстро на мне поставили крест
В первый день, первой пулей в лоб.
Дети любят в театре вскакивать с мест
Я забыл, что это — окоп.
Двое:
А — Я был богатым, как раджа.
Б — А я был беден.
Вместе:
— Но на тот свет без багажа
Мы оба едем.
         Перевод К. Симонова

В Англии в XX веке Киплинга считали олицетворением всего ретроградного и антигуманного. После первой мировой войны властителями дум стали уже другие, "это лауреат без лавров, забытая знаменитость", — иронизировали тогда по его поводу. В 1936 г. На похороны Киплинга в Вестминстерском аббатстве не явился ни один крупный английский писатель — для культуры его смерть наступила несколькими десятилетиями ранее.

Лишь в годы 2-й мировой войны, в тяжелые времена для Англии о нем вспомнили: его поэзия во славу Британской империи оказалась созвучной военному времени.

Завершая разговор о Киплинге, необходимо отметить колоссальную популярность его творчества в 20—30-е гг. в Советском Союзе. Его прозой и поэзией увлекались многие из лучших поэтов и писателей того времени: Иссак Бабель, Эдуард Багрицкий, Владимир Луговской, Юрий Олеша, Константин Симонов. В 1922 г. Николай Тихонов пишет свои лучшие баллады, в которых отчетливо слышатся интонации и ритмы "железного Редьярда".

Западный мир отказался от модели, которая вменяла в моральную обязанность добровольное подчинение "высшему закону", бессмысленная бойня на фронтах 1-й мировой войны полностью дискредитировала идею служения во имя отечества, государства. Но это было актуально для страны, которая хотела осуществить великую идею создания государства нового типа, основанного на коллективизме.

Возможно, что именно киплинговское начало в стихах молодых советских поэтов завораживало читателей. Он нравился "своим мужественным стилем, своей солдатской строгостью, отточенностью и ясно выраженным мужским началом, мужским и солдатским", — вспоминал К. Симонов. (В основном Киплинга издавали во 2-й половине 30-х гг.) Во время Великой Отечественной войны образ "железного Редьярда" быстро рухнул, военная реальность быстро разрушила "романтические" иллюзии у молодых советских писателей и поэтов. "В первый же день на фронте в 1941 году я вдруг раз и навсегда разлюбил некоторые стихи Киплинга, — писал К. Симонов, — киплинговская военная романтика в 41-м году вдруг показалась далеким, маленьким и нарочито-напряженным, похожим на ломающийся мальчишеский бас".

В послевоенные годы у нас Киплинга признавали лишь как автора замечательных детских сказок и рассказов о Маугли. В последнее время, когда развеялись многие предубеждения о творчестве Киплинга, к нему вновь проявляется интерес и вновь признается, что и в его прозе, и в его поэзии много удач, выдержавших проверку временем.

Рабиндранат Тагор (1861—1941)

Рабиндранат Тагор (1861—1941) — самая выдающаяся и влиятельная личность 1-й половины XX в. в Индии. Это великий гуманист и литературный гений Индии. Он был прежде всего поэтом, но также крупнейшим прозаиком и драматургом. Он — самобытный живописец, чьи картины выставлялись во многих странах мира. Он — музыкант-композитор, чьи песни в Индии поют и сейчас. Тагор — философ-моралист и политический публицист, педагог-просветитель.

Как творец-художник Тагор глубоко интимен, как мыслитель — он весь гражданственность. "Он не был политическим деятелем, — писал Джавахарлал Неру о Тагоре, — но он слишком близко принимал к сердцу судьбы индийского народа и слишком был предан его свободе, чтобы навсегда замкнуться в своей башне из слоновой кости со своими стихами и песнями... Вопреки обычному ходу развития по мере того, как он становился старше, он делался более радикальным в своих взглядах и воззрениях".

Творческий путь Тагора берет начало на рубеже 70—80-х гг. XIX в., когда Индия только начинает выходить из средневековья, а английская колониальная власть казалась незыблемой. Тагору суждено было видеть становление и подъем национально-освободительного движения, которое при его участии выросло из малочисленных верхушечных национально-либеральных организаций в мощную народную силу. Ему хотелось видеть индийский народ свободным и счастливым. Он призывал к единению все народы Индии против колонизаторов. Много сделал для просвещения индийцев, он осуждал религиозный фанатизм, национальную и кастовую рознь.

Он не замыкался только на индийских проблемах, поддерживал широкие международные связи, объехал многие страны Востока и Запада с публичными выступлениями о культуре Индии и призывал к сближению и взаимообогащению культур различных стран и народов. Семидесятилетним он приехал в 1930 г. в СССР. Его "Письма о России" были запрещены в Индии британскими властями.

Тагор является, пожалуй, самым читаемым и популярным писателем Востока. Его произведения переведены на десятки языков мира. В собственно поэтическом творчестве Тагора при всем многообразии тематики, мотивов и настроений легко обнаружить две главные и противоборствующие темы. Преобладающая и ведущая — тема приятия жизни во всей ее полноте, тема неуемного восхищения красотой мира, высокого и лирического прославления счастья, любви и добрых человеческих чувств.

Я мира лик озаренный созерцал, не смыкая глаз,
Совершенству его дивясь.

Вторая тема неудовлетворенности, протеста и страдания была порождена действительностью.

Мы остановимся на любовной лирике поэта. Поэзии Тагора присуще особое проникновение в глубины человеческих чувств, сочетающее художественное видение с философским осмыслением. Его любовная лирика то эмоционально напряженная, то утонченно певучая, а иногда это совсем простой рассказ поэта о влюбленности и любовных переживаниях, но всегда поэт легко и свободно поднимается до высокого обобщения и постижения прекрасного. Он умеет показать любовь как налетающий вихрь, который налетает и сливает влюбленных воедино и уносит за пределы повседневности:

На качелях буйствуй, стихия!
Качни еще раз!
Вновь подруга со мной, не свожу с нее глаз.
Разбуди ее, бури неистовый глас...
Налетай, ураган, сокруши, оглуши.
Все одежды сорви, все покровы с души!
Пусть она обнаженной стоит, не стыдясь!
Раскачивай нас!...
Я душу обрел, мы сегодня вдвоем
Без боязни друг друга опять познаем.
В безумных объятьях слились мы сейчас.
Раскачивай нас!

А вот простой рассказ о влюбленных:

Та женщина, что мне была мила,
Жила когда-то в этой деревеньке.
Тропа к озерной пристани вела,
К гнилым мосткам на шаткие ступеньки...
Без близкого участия подруги,
Которая в те годы там жила,
Наверное, не знал бы я в округе
Ни озера, ни рощи, ни села.
Она меня водила к храму Шивы,
Тонувшему в густой лесной тени.
Благодаря знакомству с ней, я живо
Запомнил деревенские плетни.
Я б озера не знал, но эту заводь
Она переплывала поперек.
Она любила в этом месте плавать,
В песке — следы ее проворных ног.
Крестьяне ждут на берегу парома
И обсуждают сельские дела.
Мне переправа не была б знакома,
Когда б она здесь рядом не жила.

Поэт может отчеканить свою мысль с мастерской афористичностью:

Одно — всегда одно, и больше ничего.
Но двое создают начало одного.

Высокая человечность любовной лирики Тагора с особенной яркостью раскрывается в образе влюбленной и любимой женщины.

Женщина,
Ты не только творение бога, не земли порождение ты,
Созидают тебя мужчины из душевной своей красоты.
Для поэта, о женщина, дорогой соткали наряд,
Золотые нити метафор на одежде твоей горят.
Живописцы твой облик женский обессмертили на холсте.
В небывалом еще величье, в удивительной чистоте.
Сколько всяческих благовоний, красок в дар тебе принесли,
Сколько жемчуга из пучины, сколько золота из земли.
Сколько нежных цветов оборвано для тебя в весенние дни,
Сколько истреблено букашек, чтоб окрасить твои ступни.
В этих сари и покрывалах, свой застенчивый пряча взгляд,
Сразу ты недоступней стала и таинственнее стократ.
По иному в огне желаний засияли твои черты.
Существо ты — наполовину, полувоображение — ты.

Литературное наследие Тагора велико и многогранно, оно доказывает мировую значимость культуры народов Востока.

Ромен Роллан (1866—1944)

Ромен Роллан (1866—1944) — великий французский писатель, родился в г. Кламси (Бургундия) в семье нотариуса. Он получил прекрасное, разностороннее образование, изучал философию, историю искусств, литературу. Уже на историческом отделении Высшей нормальной школы он мечтал стать писателем и делал первые пробы пера. В 1887 г. набрался смелости и написал Л. Н. Толстому и получил обстоятельный ответ. Роллан восхищался и литературным гением Толстого и прислушивался к его мыслям о народности искусства. Гуманист и реалист Ромен Роллан начал свою литературную деятельность с нескольких пьес о Великой французской революции и цикла биографий великих людей — титанов в искусстве ("Жизнь Бетховена", "Жизнь Микеланджело", "Жизнь Толстого"). Основным произведением начального периода творчества является 10-томный роман "Жан-Кристоф" (1904—1912). Это биография немецкого композитора Жана-Кристофа Крафта, в его образе автор передал некоторые черты новатора-бунтаря Бетховена. Действие романа охватывает последние десятилетия XIX — начало XX вв. до кануна 1-й мировой войны. Жан-Кристоф вырос в семье придворного музыканта в провинциальном немецком городке и на свою жизнь сохранил подлинный демократизм, симпатии к простому народу.

Вильгельмовская Германия перестала быть Германией великого Гете и Бетховена. Творчество композитора-гуманиста не находит признания, и он вступает в конфликт со средой, не желая подчинять свое творчество вкусам буржуазной публики. Кристоф чувствует себя одиноким, порывает с немецкой обывательщиной и уезжает в Париж. В Париже то же самое, но там он находит, таких же, как он, одиночек-гуманистов.

Сила романа заключается в беспощадной критике буржуазного строя, создании яркого образа положительного героя, протестующего против него своим искусством.

После монументального повествования, развертывающегося в нескольких странах в течении нескольких десятилетий, Роллан создал небольшую вещь — все ее действие умещается в рамках одного года и одного маленького города Кламси — это повесть "Кола Брюньон" (1914, опубликована в 1919). Роман-эпопея о современниках Роллана, "Кола Брюньон" о далеком прошлом. В "Жан-Кристофе" преобладает сумрачный колорит, в "Кола Брюньоне" — яркие, светлые краски. Трудно поверить, что оба эти произведения написаны одним автором. Действие происходит в далеком 1616 г., уже нет Сервантеса и Шекспира, это закат Ренессанса, во Франции — это время бессмысленных жестоких кровопролитий.

Немолодой бургундец Кола — один из немногих, но вместе с тем единственный. Он не только ремесленник, но и художник, он не только работает, но и размышляет. В сложных условиях он не теряет чувства юмора и собственного достоинства. Образ Кола, на первый взгляд несложный, однозначный, по мере развития событий поворачивается разными гранями. Он полон внутренних контрастов — и в то же время гармоничен. Много горестей выпадает на долю Кола: солдаты враждебного феодала нападают на городок Кламси и грабят жителей, город посещает чума, которая чуть было не унесла самого Кола, умирает жена Кола, сварливая, но верная подруга жизни, мать его детей, гибнет все имущество Кола вместе с домом, сожженным во время эпидемии, гибнет самое дорогое, что было у него, — деревянные скульптуры. Но, несмотря на эти бедствия, Кола никогда не утрачивает оптимизма, веры в будущее. Таким образом, Кола является воплощением веры писателя в народ, способный перенести все трудности и сохранить вечно живую, бодрую душу.

"Превосходной чисто гальской поэмой" назвал "Кола Брюньона" М. Горький, прочитав ее еще в первом, менее удачном переводе. Неповторимое своеобразие повести на русский язык смог воспроизвести в 1932 г. М. Л. Лозинский. Афоризмы и сравнения Кола Брюньона зазвучали сочно и незабываемо. "...Стоит очутиться в толпе, как сразу лишаешься разуменья. Сто мудрецов родят дурака, а сто баранов — бирюка"; "Мы танцевали; я был грациозен, как жердь"; "...ради духа не должно забывать и брюха"; "Как мне жаль обездоленных бедняг, которым незнакомо наслаждение книгами!"; "Кум, видишь глаз чужой, да не видишь свой" и т. д. В языке повести чувствуется влияние литературы Возрождения (Ф. Рабле "Гаргантюа и Пантагрюэль") и французского фольклора.

Всю свою жизнь Ромен Роллан оставался гуманистом, в годы 1-й и 2-й мировых войн он одним из первых осудил ужасы войны. Антивоенная тема отразилась и в его произведениях.

Дата создания: 09 мая 2017